10.04.2016  12:30

Стивен Джонс: «Предложение «Анжи» принял без раздумий»

Стивен Джонс: «Предложение «Анжи» принял без раздумий»

В начале года британский специалист Стивен Джонс стал тренером по физподготовке в Академии ФК «Анжи». О специфике своей профессии, о первых впечатлениях от работы в дагестанском клубе он рассказал в интервью нашему сайту.

– Мне 36 лет. Родился и вырос в Ливерпуле, учился в основном в родном городе, – говорит Стивен. – Образование получил во всемирно известных Научно-исследовательском институте спорта и физических упражнений и в Ливерпульском университете Джона Мура.

Когда мне было 19-20 лет, тренер-преподаватель футбольной федерации, впечатленный моими теоретическими занятиями по футбольному фитнесу (то, что на Западе называют «фитнесом», в России чаще именуют функциональной подготовкой. – Прим.), порекомендовал мне поступить в университет. Его звали Фил Хэкни. До нынешнего дня у меня не было возможности поблагодарить этого человека.

Вскоре после этого я удачно поступил, получив высокие отметки и возможность обучаться в том самом институте спорта и физических упражнений. С тех пор у меня удачно складывается профессиональная карьера, в течение которой довелось поработать с такими замечательными людьми, как Раймонд Верхейен, Мик Мак-Дермотт, Келвин Джайлз, Ник Элемби, с недавних времен – Хэнк ван Стейн, Евгений Кошелев, а сейчас –Фуат Уста, главный тренер Академии «Анжи». Я могу продолжать называть ещё имена, так как мне посчастливилось работать со многими практикующими специалистами высокого уровня.

Я работал  в английских футбольных клубах «Стокпорт» и «Мидлсбро», провел год, подготавливая олимпийских атлетов и одновременно работая в клубе из Средней Азии «Аль Айн», а совсем недавно сотрудничал с другим российским клубом Премьер-Лиги.

Стивен Джонс: «Предложение «Анжи» принял без раздумий»

– Да, в российском футболе вашим первым местом профессиональной деятельности стал «Зенит». Какие общие впечатления остались от жизни и работы в городе на Неве?

– Мне там понравилось, у меня остались приятные впечатления.

– Когда поступило предложение от «Анжи»? Долго ли раздумывали над решением?

– Впервые я познакомился с представителями «Анжи» около двух лет назад на одном из турниров. Пару раз я беседовал с главой Академии «Анжи», интересуясь тем, как она работает. И с тех пор у нас больше не было контактов до того момента, когда я получил приглашение посетить Академию, что я и сделал относительно недавно. В ходе данного визита я был впечатлен структурой, профессионализмом, организационной частью, командным духом, лидерскими качествами и фокусом на долгосрочные циклы развития в отличие от краткосрочных результатов.

Раздумывал ли я? Да, в течение секунды или около того, так как трудно остаться равнодушным, увидев работу, проделанную здесь ранее. Мне довелось увидеть несколько академий в России, и если смотреть объективно, то по уровню инфраструктуры, организации работы, функционального распорядка, рабочей этики и циклов развития – это лучшее, что я видел. По-моему, проблема в том, что люди зачастую судят об «Анжи» и о Махачкале, не вдаваясь в детали, поэтому я буду рад рекомендовать любому приехать сюда и в том числе увидеть уровень работы Академии.

Стивен Джонс: «Предложение «Анжи» принял без раздумий»

– А какое-то первое представление уже сложилось – о Дагестане в целом, о клубе «Анжи»?

– Все довольно позитивно, я был очень тепло принят всеми, кого я видел до сих пор. Должен признать, пока что я видел не так много за пределами Академии, так как наше рабочее расписание очень плотно и свободного времени не так много.

– Как складываются ваши отношения с коллегами, с воспитанниками Академии? Как преодолеваете языковой барьер?

– У меня профессиональные отношения со всеми футболистами и сотрудниками Академии. Знаете, для меня не столь важно, что люди обо мне думают в начале моей работы, сколько то, что будут думать, когда я закончу.

У меня есть желание изучать русский язык, и, надеюсь, я начну занятия уже скоро, чтобы была возможность общаться более свободно. Я понимаю больше, чем могу говорить сам, так как мой «скаузский» акцент довольно сложен на слух. На поле и в тренажерном зале я могу использовать демонстрации и базовую терминологию, поэтому для меня языковой барьер не такая большая проблема.

Стивен Джонс: «Предложение «Анжи» принял без раздумий» – Что вообще представляет собой работа тренера по физподготовке?

– В общих чертах функции следующие:

внедрять специфические футбольные методы физических нагрузок. Мы добиваемся этого за счет варьирования количества футболистов и размеров площадок, чтобы добиться требуемого эффекта;

определять и развивать атлетическое направление работы с каждым футболистом. Когда футболист поступает в академию высокого уровня подготовки, как здесь, в «Анжи», он начинает своего рода физическое путешествие. В течение этого процесса развития молодые футболисты должны подвергаться систематическим и прогрессивным программам упражнений;

ознакомление с занятиями по профилактике травм. За 20 минут перед началом тренировочного занятия некоторые футболисты будут проходить профилактические классы, где мы планируем работать над устойчивостью корпуса, балансом и мобильностью отдельных частей тела для уменьшения риска получения травм;

развитие долгосрочного индивидуального плана для футболистов. В данном случае на это уйдет определенное время, но направление будет в центре нашего внимания в ближайшие месяцы работы, как только мы выведем программы каждой команды на хороший уровень. Эти программы увеличат силовые возможности футболистов, а также будут развивать слабые аспекты физиологии каждого воспитанника. Как правило, данные программы завершаются работой над силой и мощью в тренажерном зале, но в случаях, если у футболиста, скажем, слабая координация, то, соответственно, он будет продолжать выполнять специфические упражнения на развитие;

Стивен Джонс: «Предложение «Анжи» принял без раздумий»

вопрос с питанием. Здесь он очень непрост. Привычное дагестанское меню не совсем подходит для высокого уровня спортивной подготовки, следовательно, это будет определенно улучшено, так, например, питание до и после тренировочного занятия или игры имеет большое значение для игроков в современном футболе. Нам важно обучить футболистов делать правильный выбор блюд и закусок;

реабилитация. Я работаю в тесном сотрудничестве с медицинским штабом и направляю их работу по реализации профессиональной реабилитационной модели для юных футболистов. Модель, которую мы в данный момент реализовываем, дублирует футбольные упражнения. К примеру, если тренеры-преподаватели используют формат 7 на 7, то мы проводим беговые упражнения, воссоздающие специфические для данного формата тренировочные нагрузки.

также от меня требуется большое внимание уделять обучению тренеров. Поэтому я регулярно провожу презентации по различным аспектам тренировочного и реабилитационного процессов;

отслеживание тренировочных нагрузок и тестирование. Буквально недавно клуб приобрел сенсорный прыжковый мат, таким образом, у нас будет возможность отслеживать различные физические показатели, такие как коэффициент реактивной силы, индекс взрывной мощи при работе двумя и одной ногой. Подобная информация позволит внести дополнения в тренировочный процесс и предоставит объективные физические показатели футболистов. Если и есть то, что мне действительно не нравится, так это фраза «Я думаю…» Думать, конечно, прекрасно, но всегда лучше оставаться объективным и оперировать фактами и точными цифровыми данными, чтобы вводить взвешенные и правильные изменения в тренировочный процесс. Надеюсь, у нас также будет возможность приобрести системы GPS по типу «Catapult» или «GPSports»для считывания более объективных данных с тренировочных занятий. В таком случае мы сможем предоставить тренерам и футболистам точную информацию о тренировочных занятиях для более эффективного физического развития юных талантов.

Однако чем слушать долгие и скучные монологи, гораздо более интересно посетить Академию, понаблюдать за занятиями и получить эту информацию, как говорится, «из первых рук».