16.05.2012  17:32

Гус Хиддинк: «Керимов хочет изменить жизнь в регионе»

Эксклюзивное интервью главного тренера «Анжи» Гуса Хиддинка главному редактору Sports.ru Юрию Дудю  о 250-килограммовых гориллах, воспитании Самюэля Это’О и возвращении в сборную России.

Гус Хиддинк: «Меня подкупили планы на будущее в Дагестане»
 Мне всегда было интересно: сколько чашек кофе вы выпили в этом отеле? Пять, десять тысяч?

— Пять тысяч? Что вы, нет. Я работал в России четыре года. Даже если считать по две чашки в день, то получается что-то вроде трех тысяч. Но я жил здесь не каждый день. Поэтому капучино или дабл эспрессо с горячим молоком было гораздо меньше.

 Две чашки в день  ваша предельная норма?


 Иногда их бывает пять. Слушайте, это же всего лишь кофе и молоко. Гораздо лучше алкоголя.

 Я потому и спрашиваю. Считается, что пить кофе вредно. А в таком количестве он чуть ли не приравнивается к алкоголю, потому что сильно бьет по сердцу.

 Алкоголь бьет тебя по мозгам: если пьешь, клетки мозга умирают. Ну и личность меняется. Если пьешь кофе, ничего не меняется, ты продолжаешь думать так же. Да, кому-то кофе противопоказан. Но не мне. Мне 65 лет, и я пью кофе всю жизнь, пусть и не в тех количествах, о которых говорят в Москве. Как-то я услышал, что Гус Хиддинк выпивает за день 25 чашек кофе  конечно, такого нет. Так вот, я пью кофе всю жизнь и каждый год прохожу очень серьезное медицинское обследование. Доктор, который его проводит, говорит мне примерно одно и то же: «Не могу поверить, что ты пьешь столько кофе. Мы не видим ничего!»

 В предпоследнем туре ваша новая команда обеспечила себе участие в Лиге Европы. Расскажите, что происходило в раздевалке после матча с «Рубином»?

 Мы праздновали, праздновали, праздновали!.. Когда плей-офф стартовал, «Анжи» был на 7-м или 8-м месте  с большим отставанием от московских клубов и петербургского. На сборе в Турции я начал работать с командой в сложных условиях: кого-то из игроков я знал и даже работал с ними, но 80 процентов состава я не знал вообще. Мне нужно было изучить команду, а команде привыкнуть к моему стилю работу. И все это нужно было делать, зная, что с «Динамо» мы играем через 10 дней. Все было как на кухне: ты повар, бросаешь в кастрюлю самые разные ингредиенты и должен сделать что-то вкусное. Обычно к сезону готовятся 78 недель. Мы подготовились за 10 дней. Удивительно, но игроки были очень обучаемы. Я смог выразить свои идеи, а они их очень быстро поняли.

 Герман Ткаченко, рассказывая, как вел с вами переговоры этой зимой, сказал: «Моя смс застала Гуса где-то в Африке». Где именно?

 Каждый год в декабре-январе мы ездим в Африку на каникулы. Где я был, когда пришла смс от Германа, я, конечно, не вспомню. Это была или Кения, или Танзания, или Уганда, или Замбия, или Намибия.

Гус Хиддинк: «Меня подкупили планы на будущее в Дагестане»
«Самец гориллы встал и начал колотить себя в грудь»

 Объясните мне: что интересного в путешествиях в эти страны?

 Ну вот один пример. В Уганде мы ходили смотреть на то, как живут гориллы. Я не знаю точных цифр, но на посещение этих мест есть лимит  больше определенного количества раз в год водить людей к гориллам нельзя. Совсем недавно они были на грани исчезновения, но сейчас их вид восстанавливается.

Итак, холмистые джунгли. Шесть часов вы идете по очень густым местам  гиды, которые вас ведут, вынуждены рубить перед собой ветки и кусты большущим мачете. Кстати, гиды  это бывшие браконьеры. Охотясь за гориллами, они изучили все их привычки, а государство придумало очень хорошую программу, которая из браконьеров делает гидов. Вокруг  кусты, кусты, кусты, увидеть гориллу случайно просто невозможно. Но в определенный момент гид останавливается и начинает говорить. Не с нами  с гориллой. «У. У. У-у-у». Через пару мгновений из-за кустов, совсем рядом, раздается: «У. У. У-у». Почти такой же звук! Язык гориллы! После этого гид открывает кусты и мы попадаем на поляну, где сидит целое семейство: мама-горилла, самец и детишки. Огромные животные: 250 килограмм!

Гиды учили нас еще раньше: вести себя надо спокойно, не кричать, не дергаться. Вообще, они привычные к людям. Но все равно таращиться им в глаза ни в коем случае нельзя. Посмотрел на одну гориллу секунд пять  опускаешь взгляд. Посмотрел на другую  снова опускаешь.

Хус Хиддинк: «Керимов хочет изменить жизнь в регионе»
 Вам было страшно?

 Нет. К этому надо привыкнуть, да. Но спустя пару минут гориллы проникаются к тебе совершенно умиротворенным отношением, совершенно. Мы просидели на этой поляне час  расстояние до горилл было 810 метров. Они спокойно перемещались рядом с нами, а однажды самец встал и стал колотить себя в грудь. «Спокойно,  сказал нам гид.  Разойдитесь и сделайте проход. Он зовет за собой свою родню». Мы разошлись, и они пошли искать другую поляну.

Потрясающе! У меня в жизни было много опытов, но этот просто потрясающий.

Именно для этого мы и ездим в Африку. Мы прилетаем в большой аэропорт на большом самолете, пересаживаемся в маленький  тот, что рассчитан на 34 человека. Летим в джунгли, приземляемся прямо там, на песок или землю. И идем в джунгли. Никаких часов, никакого телевизора. Звонить по мобильному можно, но для этого тебе надо идти в специальное место. В остальном  полная изоляция от внешнего мира.

 Самое удивительное место на планете, где вам приходилось бывать?

 Те же края  Восточная Африка, Мадагаскар. Ты плывешь на лодке, а параллельно с тобой  дельфины. Выпрыгивают из воды и играются. Прямо как собаки на улице. Потрясающе, просто потрясающе.

 Все тот же Герман Ткаченко сказал, что китайский клуб предлагал вам зарплату в три раза больше, чем «Анжи». Это правда?


 Да.

 Я не представляю, что это за деньги!

 Когда я начинаю переговоры с клубами или федерациями, я никогда не начинаю с вопроса о зарплате. Первое, что я узнаю,  амбиции. Потом прошу дать мне пообщаться с тренерами  моими потенциальными помощниками. Чтобы они рассказали о футбольной стороне вопроса. Ну и в некоторых странах у меня есть знакомые, которым я могу позвонить и попросить совета. Если бы мне были нужны только деньги и не волновали условия, я бы сразу говорил: «Да, я согласен. Приеду  а дальше будет видно».

Гус Хиддинк: «Меня подкупили планы на будущее в Дагестане»
«Люди из "Гуанджоу" был очень энергичными, но я должен был делать выбор»

Мои друзья в России начинали новый проект с «Анжи». Я сказал, что это прекрасно  поднять команду из середины на новый уровень.

Китайцы  речь о клубе «Гуанджоу»  были очень энергичными. Экономика в Китае на взлете, спорт  тоже. Очень серьезные хорошие люди, я встречался с ними в Амстердаме, разговаривал. Предложение от «Анжи» на тот момент у меня уже было. Подумав, я выбрал «Анжи». Повторюсь: китайцы  очень хорошие люди, но я должен был сделать выбор.

 Наши голландские коллеги только что написали, что в качестве бонуса за выход в Лигу Европы вы получите 1 миллион евро. Правда?

 Ложь. Еще говорили, что если выйдем в Лигу чемпионов, будет еще один миллион. И это ложь. Ваши коллеги попробовали меня чуть-чуть провоцировать, но это нестрашно.

 Объясните, зачем вам деньги. Расскажите, на что вы их тратите?

 Понятно, что все мы хотим делать хорошие деньги. Лично я трачу их на каникулы. Еще я построил красивый дом в Амстердаме, иногда его нужно ремонтировать. Что я делаю с другими деньгами, я не хотел бы объяснять. Скажу только, что часть денег уходит на благотворительность в Африке и Азии. У меня есть некоторые проекты в Европе  гранты молодым талантам. Не только спортсменам — музыкантам, артистам, художникам. Но только об этом напишите в своем интервью самой маленькой строчкой.

 Самая удивительная сплетня, которую вы читали о себе в прессе?

 Это было в Испании. Обычно я приезжаю на базу рано. Сейчас будильник у меня в мобильном телефоне, а когда я работал в «Валенсии», мобильных не было  я заводил его в обычных часах. И вот однажды я завел будильник на 7.30, но ночью батарейка разрядилась, будильник не сработал и я проспал. У меня с помощниками есть правило: если кого-то из нас нет, тренировка все равно начинается. Я остался дома, смотрел видео и готовился к завтрашнему занятию.

А в Испании от первой до последней минуты на тренировке полным-полно журналистов. «Где Мистер?»  спрашивали они друг друга в тот день. Тренировка еще не закончилась, а по радио уже передали: у Хиддинка сердечный приступ, он в больнице. Вся пресса ринулась в центральную клинику Валенсии. А там в это время находился бельгиец с почти такой же фамилией, как у меня  не Хиддинк, но что-то похожее. Когда в справочную позвонили и спросили: «Хиддинк у вас?»  там посмотрели списки больных и сказали: «Да, вроде есть». Этого было достаточно, чтобы на следующий день во всех газетах были большие истории о том, что я чуть ли не при смерти.

Гус Хиддинк: «Меня подкупили планы на будущее в Дагестане»
«Тренировка еще не закончилась, а по радио уже передали: у Хиддинка сердечный приступ, он в больнице»

И даже президент клуба, когда его спросили, ответил: «Да, он должен был быть на тренировке...» Бла-бла-бла… Он даже не позвонил мне, чтобы узнать, что со мной на самом деле!

 А в Турции журналисты вас же однажды назвали геем.

 Не меня  коллегу. Они пригласили его в гей-бар, хотя он не знал что это за место. Когда он общался с мужчиной и приблизился к нему, чтобы сказать что-то сквозь шум, они сделали фотографии. «Тренер  гей!»  было в газетах на следующий день. У меня была другая история. Когда я был в баре, ко мне подошла специально подосланная девушка. Очень красивая  не слишком одетая, но и не голая. Подошла и села ко мне на колени. В этот самый момент нас сфотографировали, и на следующий день все писали: «У Хиддинка появилась подруга!»

 Когда вы соглашались на работу в «Анжи», вы интересовались: почему предыдущий тренер проработал в команде всего полтора месяца?

 Я об этом не спрашивал. Мне сказали, что в команде не было гармонии. Легко в этом винить тренера, но обычно все гораздо сложнее. Я сказал: вы должны решить свои вопросы сами; я вмешиваться не буду.

Я хочу сказать, что одна из главных причин моего решения принять предложение  это личность владельца клуба. Сулейман Керимов — открытый человек, четко знает, чего и как надо добиться, и меня подкупили его планы на будущее в Дагестане, причем не только футбольные. Он очень хочет поднять футбол в республике, понимает, что это изменит всю жизнь в регионе в лучшую сторону. Он очень эмоционально реагирует на результаты нашей команды  все видели, как он отреагировал на гол «Спартаку». Все в команде стараются и будут стараться делать так, чтобы таких поводов для радости у него было как можно больше.

 Это прекрасно, но хочется вернуться к тому, почему в русских командах иногда увольняют тренеров. Московское «Динамо» только что проиграло сезон, потому что игроки взбунтовались против тренера. У вас такие восстания бывали?

 Дайте подумать... Скорее, нет. Ни игрок, ни тренер не могут быть важнее интересов клуба. Поэтому в команде должна быть дисциплина. Клуб дает тебе возможность заниматься прекрасной работой за прекрасные деньги  ты должен испытывать от-вет-ствен-ность. Бывало, когда один или два игрока начинали портить атмосферу в команде, когда я начинал чувствовать запах (Хиддинк делает характерное движение носом), и я решал эту проблему. Как? Говорил: «Пожалуйста, уходите».

Гус Хиддинк: «Меня подкупили планы на будущее в Дагестане»
 Осенью Самюэль Это'О рассказывал мне о своем конфликте с Хосепом Гвардиолой в «Барселоне»: «Он попросил осуществить некое действие на поле. Он обратился ко мне как к нападающему. Я как нападающий считал, что не могу это сделать, и объяснил, что это неправильно. Тогда Гвардиола попросил, чтобы я пошел в раздевалку. Но в итоге я был прав. Потому что Гвардиола никогда не играл нападающего. А я всегда играл нападающего. И уважение в футболе приобрел именно этой работой  в атаке». Как рассказала мне Википедия, Гус Хиддинком был полузащитником. Вы готовы, что когда-нибудь Самюэль Это'О скажет нечто подобное и в ваш адрес?


 Уф. Я не представляю, чтобы такое произошло.

 Почему?

 Потому что ты всегда можешь обсудить с футболистом его игру. Это вопрос дисциплины и коммуникаций  они в команде должны существовать. Я уже говорил: важно понять, что тебе нужнее  быть вместе и успешным или порознь и в конфликтной ситуации. Мне важно первое.


 В одном из ваших первых матчей в «Анжи» в Кристофера Самба прилетел банан. Последний раз когда вы сталкивались с подобной штукой за пределами России?

 Я работал в «Валенсии», и мы играли домашний матч против не помню кого. На трибуне среди наших болельщиков появился баннер со свастикой. Я увидел его еще до начала игры и попросил одного из своих помощников: «Поднимись на трибуну и сделай так, чтобы его там больше не было». Я не хотел, чтобы моя реакция на баннер была замечена, но журналисты все равно ее увидели  на следующий день в газетах были большие материалы про это. История получила большой резонанс: во всей Европе очень позитивно отнеслись к тому, что тренер борется с проявлениями фашизма. Руководство, впрочем, было другого мнения. «Не вмешивайся! Ты должен заниматься командой, а не такими делами»,  было сказано мне. «Стоп, стоп, стоп. Вы не можете отстранить меня от таких вещей. Я тренер и ответственен за то, что происходит вокруг матча».

Хус Хиддинк: «Керимов хочет изменить жизнь в регионе»
 Вам не кажется, что победить расизм на трибунах можно, только если перестать о нем говорить? Это как с маленькими детьми. Они перестают пакостить, как только ты перестаешь обращать на них внимание. Им становится скучно, и они начинают заниматься другими вещами.

 Банан  мелочь, но это показывает, что может быть продолжение. Кто сказал, что за бананом не последует нож? Я не уверен, что им станет скучно, если об этом молчать. Они вполне могут рассуждать так: если нет реакции, давайте усилим эффект и сделаем что-то еще более возмутительное. И тогда за бананом полетит что-то гораздо более опасное для здоровья.

 Русских тренеров периодически вывозят на стажировку в Европу. Пока вы работали в России  что в сборной, что в «Анжи» — кто-то из ваших русских коллег просил вас о встрече?


 Да, у меня были контакты. Со Слуцким, с другими коллегами.

 Как это происходило? Они звонили вам и просили о встрече?

 Я не помню, как это происходило. Но мы встречались, и они задавали вопросы. Еще когда я работал в ПСВ, русские тренеры тоже приезжали на стажировку. А на прошлой неделе здесь я встретился с Газзаевым  он уже не тренер, правда, а президент. Он оказался вон за тем столиком, мы встретились и отлично пообщались.

 Стойте, Газзаев, когда вы работали в сборной, постоянно повторял: иностранный тренер главной команде России не нужен. Вы знали об этом?

 Конечно, знал. Я был в курсе ситуации, но я пошел с ним на контакт. Не в атаку, а на контакт. Когда я только приехал в Россию, одним из первых матчей, на который я отправился, была игра ЦСКА  «Зенит». Когда я шел туда, я знал что тренер одной из команд против – может, не против меня лично, просто против иностранного тренера. Саша Бородюк проделал отличную работу: он хорошо знает Газзаева, с его помощью мы встретились в раздевалке и отлично пообщались. За разговором мы поняли, что проблемы наших взаимоотношений не существует. Я объяснил, что я здесь не для того, чтобы убить российский футбол. Мне нравится здесь работать, давайте посмотрим, что тренеры могут сделать вместе  мы нужны друг другу... И через какое-то время я был приглашен на юбилей Газзаева.

Гус Хиддинк: «Меня подкупили планы на будущее в Дагестане»
«Мы пообщались с Газзаевым. И через какое-то время я был приглашен на его юбилей»

 Давайте пофантазируем. Июль, только что закончился Евро-2012, вам звонит Сергей Фурсенко и зовет вернуться в сборную. Что вы ему ответите?

 Вы знаете, что мой контракт с «Анжи» не совсем истекает летом. У нас есть договоренность, что он может быть продолжен. И сейчас нам предстоит подумать, будет ли он продолжен.

 Совмещать работу с «Анжи» и сборной России вы не будете?

 Это тяжело. Когда ты работаешь и там, и там, у тебя нет возможности просматривать игроков. Любой состав сборной нуждается в обновлении. Чтобы проводить его, ты должен постоянно искать игроков  их, конечно, не так много, как в Бразилии, но ты все равно должен постоянно следить: кем бы, кем освежить команду. И делаешь ты это в выходные  в дни, когда клубы Премьер-Лиги играют тур. Когда в это время матч у твоего клуба, заниматься этим скаутингом просто невозможно.

 Когда вы работали в сборной России, вы назвали Константина Зырянова самым выносливым ее игроком, почти корейцем. Кто почти кореец в «Анжи»?

 Да, это были славные времена. Я восхищался, в какой форме был Зырянов… Корея  самая физически развитая команда, с которой мне приходилось работать, и Зырянов был так похож на них. Кто может сравниться с ними из игроков «Анжи»? Я всегда колеблюсь, называть ли фамилии, но тут все же назову. Ахмедов.

 Вы можете назвать трех любых футболистов, живущих на планете Земля, которых вы бы хотели видеть в составе «Анжи»?


 Могу.

 И?

 Я же ответил  могу. Но назову я их в разговоре с владельцем «Анжи».