10.09.2015  19:20

Георгий Тигиев: «В игре с «Амкаром» мне было тяжелее, чем со «Спартаком»

Георгий Тигиев: «В игре с «Амкаром» мне было тяжелее, чем со «Спартаком»

Георгий Тигиев: «В игре с «Амкаром» мне было тяжелее, чем со «Спартаком»

20-летний Тигиев быстро завоевал симпатии болельщиков «Анжи» своей не по годам уверенной игрой. В интервью клубной пресс-службе один из летних новобранцев команды рассказал о происхождении своей прически, о том, почему не жалеет себя на тренировках и какое событие однажды заставило его потерять дар речи.

– Родился я во Владикавказе, но с малых лет жил в Беслане, – рассказывает Георгий.

– Там и футболом начал заниматься. А до него чем только не занимался! Баскетбол, карате, даже национальные танцы… Года три-четыре назад родители на свадьбах еще просили: «Выйди, станцуй». Хотя я к тому времени уже навыки растерял.

– Неужели футбол не был приоритетом для вас?

– Был! У нас по этому поводу разногласия были с папой. Он больше хотел, чтобы я борьбой занимался, хотя сам в прошлом футболист. Мне приходилось даже сбегать на футбольные тренировки.

– В учебно-тренировочном центре «Новогорск» одновременно с «Анжи» базировалась сборная России по вольной борьбе. Знакомых в ней не обнаружили?

– В этой сборной ни с кем лично не знаком. А так, у меня много друзей-борцов в родном Беслане. Мы с ними, когда бываю дома, иногда ходим в зал побороться.  

– Партнеры на поле иногда кличут вас Тигой. Другие прозвища были когда-нибудь?

– С детства называли Грюней. Даже не знаю, почему и кто меня так назвал, но прозвище закрепилось. В «Анжи» о нем еще никто не знает. Вернее, не знали до этого момента…(Смеется)

– Болельщики «Анжи» тоже подыскивали вам прозвище, выбирая между «Пуйолем» и «Марсело». А вам кто ближе, интереснее по манере игры?

– Я болею за «Барселону» и моим кумиром был Пуйоль. Но он уже закончил карьеру. Сейчас из игроков моего амплуа нравится как раз Марсело.

– Ваша прическа – это попытка быть похожим на какого-то или, наоборот, быть непохожим ни на кого?

–У меня мама парикмахер, и обычно она меня стрижет. Как-то раз попросил: «Может, оставим?». Мама сказала: «Ну, давай оставим, если папа не против». Папа не возражал. С тех пор у меня такая прическа.

– Кто самый главный ваш болельщик? Наверное, отец?

– Скорее даже мама. Она всегда очень переживает – эмоциональнее всех. Родители теперь будут на каждый наш домашний матч ездить. Не знаю, как мама, но папа точно.

– В ходе тренировки в понедельник вы трижды оказывались на газоне после стыков. Но тем не менее не снялись с занятия. Даже клубные медики забеспокоились. Почему совсем не жалеете себя?

– Стыки, повреждения – обычное дело в тренировочном процессе. От этого никто не застрахован. А в той ситуации до конца двусторонки оставалось минут 5-10. Мог сняться, но решил не подводить команду.

– Самая бессовестная провокация, с которой сталкивались на поле?


– В основном это было в игре дублирующих составов. Какими-то нецензурными словами пытались задеть. Но это не так часто происходило, особо вспомнить нечего в этом смысле. Один раз всего я ответил на провокацию, и меня удалили. Это было еще в первенстве Северной Осетии. После той игры отец со мной поговорил, объяснил, что правильно, что неправильно. Я все понял. С тех пор не отвечаю на поле. После этого у меня было еще всего одно удаление, но за две желтые карточки.

– Играя на фланге, вы регулярно оказываетесь в одном из таймов в «зоне подсказок» Юрия Павловича Семина. Насколько в пылу игры слышите и воспринимаете рекомендации главного тренера?

– Юрий Павлович подсказывает всегда. Не было ни одной игры, в которой я бы не получал от него подсказок. И правильно! Это помогает.

– Есть какие-то игровые нюансы, о которых вы можете сказать: да, после месяца общения с Семиным я это знаю, понимаю, умею лучше, чем до работы с ним?


– Само собой, Юрий Павлович много полезного мне дает. Но мы, действительно, только месяц работаем вместе. В «Торпедо», когда я начал тренироваться у Валерия Юрьевича Петракова, поначалу, может, я еще не до конца понимал, чего от меня хочет тренер. А по прошествии времени многое стало понятнее. При Петракове я и стал выходить в основном составе «Торпедо» в конце прошлого сезона в Премьер-Лиге. Помню, до моего дебюта в игре с «Рубином» основа встречалась с ЦСКА. Я сыграл за молодежный состав против дубля армейцев и на матч основной команды не приехал, соответственно, в заявку не попал. После игры с ЦСКА Валерий Юрьевич спрашивает: «Тебя почему не было?». «Мне никто не сказал, что я нужен», – отвечаю. «Надо было позвонить мне», – говорит Петраков. Но я, конечно, не набрал бы ему без приглашения, мне было б неудобно. Тренер сказал, чтобы я готовился к тому, что попаду в заявку на игру с «Рубином». Так получилось, что Александр Кацалапов в том матче уже на 32-й минуте получил травму, и я вышел вместо него. Не знаю, нормально ли дебютировал, но с тех пор и до конца чемпионата играл в основном составе, провел в общей сложности пять матчей. Очень рад этому. И спасибо Валерию Юрьевичу, что поверил в меня!

– После матча со «Спартаком» Юрий Семин признался журналистам, что мог быть уволен в случае поражения. Вы об этом знали перед игрой?

– Честно говоря, даже не подозревал. Мы выходили с мыслью забрать очки у «Спартака». Только после матча узнал, как раз прочитав интервью Юрия Павловича.

– В том победном для «Анжи» матче со «Спартаком» вам приходилось действовать, наверное, против одного из самых сложных атакующих игроков нашего чемпионата – Квинси Промеса. Тяжело было?

– В игре с «Амкаром» было тяжелее, чем в матче со «Спартаком». Мне почему-то проще в играх с сильными противниками. Во всех матчах стараюсь действовать с одинаково высоким уровнем концентрации, но, видимо, на топ-клубы все же настраиваться легче.

– После матча с «Амкаром» вы раскритиковали самого себя, даже сказали, что провалили игру. Тяжело переживаете неудачные матчи, отдельные ошибки? Что лучше всего помогает в таких ситуациях отойти?

– После «Амкара» слишком долго не «грузился». День переживал. Вышел на первую тренировку после той игры и забыл о неудаче, уже другие мысли были в голове. Так что каких-то особых рецептов нет, забыть помогает работа.

– В мае этого года Капелло включил вас в расширенный список сборной России. Не жалеете, что тренер сборной сменился?

– Нет. Почему должен жалеть? Наоборот, свой, отечественный, тренер у руля сборной – это, я считаю, лучше. Хотя Фабио Капелло – безусловно, великий специалист.

Я дар речи потерял, когда узнал, что попал в расширенный список сборной. Пресс-атташе «Торпедо» Руслан Маслюк сказал мне об этом событии на тренировке. «Я тебя поздравляю», – говорит. «День рождения у меня завтра», – поправляю его. «Да нет, не с этим, а с попаданием в список Капелло», – отвечает Руслан. «Хорошо, – скептически продолжил я. – Покажи новость». И когда он мне ее показал и я понял, что это не шутка, минут на пять замолк, пытаясь это осмыслить.

Но это включение в список – аванс же по большому счету. Буду продолжать стремиться в сборную.