23.02.2016  02:50

Давид Юрченко: «Рад, что меня пригласили в «Анжи» (ВИДЕО)

Голкипер, арендованный нашим клубом у «Уфы», рассказал, как воспринял предложение «Анжи» и как прошли переговоры о его переходе.

– Переговоры прошли достаточно быстро, – говорит Давид. – Менеджер, который занимается моими делами, сообщил, что есть вот такой вариант, и я сразу сказал: «Да». Для меня «Анжи» – команда, в которой, считаю, я смогу еще больше раскрыть свой потенциал. Рад, что меня пригласили. Надеюсь, помогу клубу добиться нужного результата.

– С кем-то советовались, получив предложение от «Анжи»?

– Как и у многих, мои главные советчики – это члены семьи: брат, родители и сын, которому три года.

– Зная профессиональный футбол изнутри, желали бы сыну карьеры игрока?

– Не пожелал бы. Потому что это, на самом деле, очень тяжелый труд, что, может быть, осознают не все. Чтобы достичь каких-то результатов в футболе, нужно приложить очень много усилий и проявить много упорства. К сожалению, не все это выдерживают.

Конечно, я бы лучше своему сыну пожелал, чтобы он развивался не в спорте, а хорошо учился, чтобы у него были мозги получше, чем у папы, и он этим зарабатывал. (Смеется)

– В Махачкалу привезете семью?

– Сын с моей бывшей супругой находятся далеко – в Океании. На всю зиму туда отправились. Если получится, я, конечно, привезу сына увидеть, что такое Махачкала, Дагестан. Он, как-никак, мой самый ярый персональный болельщик.

Давид Юрченко: «Рад, что меня пригласили в «Анжи»

– С кем-то из игроков «Анжи» знакомы лично?

– Только с Ильей Максимовым. Очень давно знакомы – примерно с 2006 года. Я в свое время, совсем юным, приезжал в питерский «Зенит», меня приглашали в дублирующий состав, в котором на тот момент был и Илья. Не могу сказать, что у нас было близкое общение, но при встрече всегда беседовали, иногда и в соцсетях общаемся.

– Кстати, судя по вашей страничке в Инстаграмме, вы довольно активны в этой соцсети.

– Я далек от активности в этом смысле. Но да, у меня есть своя страничка в Инстаграмме. Потому что я понимаю, что не у всех людей есть возможность пообщаться с нами, футболистами, непосредственно. А мы ведь такие же простые люди, пусть и чуть чаще на виду и о нас больше говорят. На своей страничке я могу позволить себе и позволяю всем желающим пообщаться напрямую, без посредников.

– Не опасаетесь, что этой открытостью будут злоупотреблять? Ведь не все и не всегда бывают настроены позитивно.

– У каждого человека своя точка зрения. Нужно уметь общаться с каждым, независимо от того, позитивно он настроен или негативно. От нас, футболистов, люди всегда ждут большего, чем мы порой можем дать, поэтому их негатив объясним, понятен. У меня уже года три открытый профиль в Инстаграмме, и я пока, слава богу, ничего плохого в этом не увидел. Были, конечно, маленькие истории, но они как начинались, так же быстро и заканчивались. Потому что люди понимали, что с ними общаюсь я, а не кто-то от моего имени, и вели себя адекватно.

– В детстве вы занимались плаванием и кикбоксингом. Насколько серьезными были эти увлечения? Вставал ли перед вами выбор, что предпочесть из видов спорта, или футбол всегда был спортом номер один для вас?

– Я совмещал занятия плаванием и единоборствами. В детстве большую часть времени, как и другие дети моего поколения, проводил на улице. Тогда на улице было поспокойнее. Ну, и, как все мальчишки, увлекался многим. Занимался кикбоксингом, но больше тхэквондо. У меня старший брат единоборствами занимался и входил в сборные России и Туркмении по кикбоксингу и тхэквондо, становился чемпионом страны в этих дисциплинах. Я тянулся за ним. Но футбол привлекал сильнее: я люблю быть на виду, и это командный, игровой вид спорта, в нем больше зрелищности, мне это ближе. В десять лет я сделал выбор в пользу футбола, и с тех пор уже занимался им и ничем больше.

Давид Юрченко: «Рад, что меня пригласили в «Анжи»

– Не желание ли быть на виду обусловило то, что вы стали вратарем? У голкиперов на поле особая роль, они и формой отличаются от остальных полевых игроков.

– На самом деле, все проще: я с детства не люблю бегать. (Смеется) Мне больше нравилось прыгать, подсказывать, «читать» игру.

– А более «свежее» увлечение гольфом как возникло? Что вас очаровало в этом виде спорта?

– Очаровал в свое время не сам гольф, а люди, с которыми я играл. Более-менее со знанием дела я стал это делать в 2008 году, когда выступал за самарские «Крылья Советов». Мы играли с чешским легионером клуба Иржи Ярошиком. Он меня учил мастерству игры в гольф. Но впервые я попробовал играть раньше – еще когда был в минском «Динамо». У нас на базе было семь полей для гольфа. В свободное от тренировок время надо же было себя чем-то занять. И словенский игрок, мой близкий друг Матуш Кукля, привез свои клюшки и познакомил с игрой. В России не так много мест, где можно поиграть в гольф, поэтому это удается мне редко, к тому же я постоянно в разъездах.

– Стабильно играть в стартовом составе вы начали в 24 года, когда стали основным вратарем в «Волгаре». А до этого успели побывать в латвийском и белорусском чемпионатах. Как там оказались?

– Оказался там в раннем возрасте: в Латвии в 17 лет, в Белоруссии – в 19. Как так получилось? Я воспитанник школы московского «Локомотива», и когда я из нее выпускался, голкипером основной команды был Заур Хапов, который сейчас является тренером вратарей «Анжи». Я мог бы остаться в дубле «Локомотива», но там уже был вратарский костяк – это и Саша Криворучко, хорошо вам известный, и Будаков Александр и Блинов Максим, а в основной команде еще и Руслан Нигматуллин. Пробиться и играть даже в дубле было очень тяжело. Я понимал, что еще молодой, зеленый. Поэтому принял решение уехать в «Металлург» из Лиепаи, в клуб, может, уровнем пониже, но за хорошим опытом, в том числе жизненным, который помог бы мне возмужать.

А в минское «Динамо» меня брали первым номером, потому что основной вратарь травмировался. С «Металлургом» у меня контракт тогда как раз закончился, а в латвийском чемпионате стали ужесточать лимит на легионеров, и мне, 18-летнему вратарю из другой страны, это, конечно, осложняло жизнь, тем более что в команде были опытные вратари. Предложение из Минска меня полностью устроило, перебрался туда. А потом меня заметил Леонид Викторович Слуцкий, возглавлявший тогда самарские «Крылья Советов», и пригласил в команду. Это был 2008 год. Так я вернулся в Россию, в которой не играл пять лет.

Давид Юрченко: «Рад, что меня пригласили в «Анжи»

– Где получили самый полезный опыт? Какой период в этом смысле наиболее выделяется?

– Думаю, это очевидно, не буду выдумывать: период расцвета у меня сейчас. И начался он благодаря футбольному клубу «Уфа», где я на протяжении трех лет был первым номером. Этот положительный опыт позволил реализовывать то, что в меня вкладывалось в свое время тренерами.

– Выездная игра с «Зенитом» в первой части текущего сезона – ваш лучший матч в карьере?

– Лучший матч мне еще предстоит. (Улыбается)

– Какая ситуация для вас комфортнее: когда вы безоговорочно основной вратарь или когда в команде есть конкуренция на вашей позиции?


– Я всегда позитивно относился к конкуренции. Это стимул для роста. Быть безусловным номером один для меня немножко скучно.

– У вас, очевидно, были предложения от сборной Туркменистана, – вы родились в этой стране. А армянские корни дали основание и сборной этой страны пригласить вас. Однако вы не согласились ни на одно из этих предложений. Не хотели становиться легионером или рассчитываете попасть в сборную России

– Передо мной в свое время стоял выбор: молодежная сборная России или Туркмении. Я уже к тому времени давно жил в России и выбор сделал в пользу нее, привлекался в молодежную сборную. Но дальше этого не пошло. В то время в сборной уже был Игорь Акинфеев, всеми любимый вратарь №1 в России. Конкурировать с ним было тяжело.

У меня было и есть приглашение от сборной Армении. Но я об этом уже говорил: хочу пробиться в сборную России. И на тот момент, когда я принял это решение, отклонив предложение от сборной Армении, легионерский вопрос не стоял так остро и на мою позицию не влиял. Как я уже отметил, конкуренции не боюсь. Для меня Россия – родина, я здесь с восьми лет живу. Хочу доказать, что могу выступать на уровне сборной своей страны.

Давид Юрченко: «Рад, что меня пригласили в «Анжи»

– Ваш агент заявил в прессе, что вами интересуются три российских топ-клуба. Есть ли какая-то вероятность, что в случае успешного для «Анжи» завершения сезона останетесь в команде?

– Давайте так: мы сначала общими усилиями решим задачи, стоящие перед «Анжи», а потом вернемся к этому вопросу. Первостепенная задача сейчас – подняться как можно выше в турнирной таблице, оказаться выше зоны стыковых матчей. Надо всем нам объединиться – команде и болельщикам, – стать одним целым, как большая семья, и вместе идти к этой цели. А там будет видно.